Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Ирис

Аркадий Кутилов


Читала стихи Олейникова в журнале друга, вспомнились другие. Аркадия Кутилова.

 

Идеал

 

Она (любимая) должна

Быть бескорыстна, безобманна,

Верна, прелестна и умна...

Формат – желательно карманный...

 

Чтоб ты не сох, не ревновал,

И был с любимой вечно рядом:

Достал, включил, поцеловал,

Дал горсть конфет – и снова спрятал.

 

Когда прочла стихи Кутилова впервые, для меня   это было открытием. Я узнала о нем только в 1998 году, когда вышла книга его стихов «Скелет звезды». Посмертно.

Пронзило предисловие:

«... Летом 1985 года в одном из центральных скверов города Омска был обнаружен труп бродяги в грязной рваной одежде. Смерть наступила в результате невыясненных (да и особо невыясняемых) обстоятельств. Труп был опознан, но никем не востребован. Это был один их ярчайших российских поэтов двадцатого столетия, наш земляк Аркадий Кутилов.

Место его захоронения до сих пор никому не известно...»

Почему так сложилась его судьба? Причин много. Одна из них – не смог, да и не хотел приспособиться к Системе.   Был человеком цельным, имеющим ум, свое видение жизни и своего места в ней. Об этом говорят стихи..

 

В жизни главное – не шептаться,

Не ласкаться к чужим ушам...

Безголосие – повод сдаться

В плен событиям и вещам.

 

Безголосием – не открыться,

Будь хоть пушкинских ты кровей...

Крикни грозно, как пьяный рыцарь, -

И слетят купола с церквей!

 

Все проблемы решатся разом...

Жизнь – комедия, не балет...

Лишь сомненью доверься, разум,

Как глушителю – пистолет.

 

***

 

Сидели двое: Я и Я же, -

Один поэт, другой – пиит.

Вошла не женщина, а даже,

Скорее, девочка на вид.

 

В лице – отсутствует помада,

Одежды – ноль, глаза – чисты.

И мы не знали, что ей надо,

Перепугавшись наготы.

 

(А ведь на улице ненастье,

так хоть бы зонтик или плед...)

Пиит смутился, буркнул:

-       Драсьте!

- Большой привет! – сказал поэт.

 

А мысли ринулись по кругу:

Ведь это Правда! Наша тень!..

Мы врем частенько даже другу,

А уж себе-то – каждый день.

 

На Правду все мои надежды,

 Она спасет – и вгонит в гроб!

Но так вот в лоб?.. И без одежды?..

Мы не привыкли прямо в лоб.

 

Наш славный стыд стоит на страже,

 И пьяный бред, и даже блат...

 

...Переглянулись Я и Я же –

и Правде бросили халат.

 

При всей трагичности судьбы, главное, что меня привлекает – острый ум 

 

 

Как гипотеза   не стала теорией

(Баллада)

 

За ней гонялись

Тройками и цугом,

 Над ней стреляли

Сонным порошком.

 

Ее манили

Запахом и звуком

И в волчьи ямы

Гнали прямиком...

 

Ура ловцам –

Настойчивым и мудрым!

Ура творцам

Научного огня!..

 

...Гипотезу

поймали перед утром

простого дня,

внепраздничного дня.

 

И вот уже

Минут через десяток

По всей Земле

Дискуссии гремят.

 

Качнулись где-то

Столбики цитаток,

Чтоб где-то рухнул

Каменный догмат.

 

Профессора,

Отбросивши «ермолки»,

Скребут затылки

Резвой пятерней...

В ученом мире

Бродят кривотолки...

 

Гипотеза виной!

 

Хрипят часы

О жребии суровом,

Холодный дождик

Плачет за окном...

 

Футляр из стали

Зверю уготован.

«теория» –

написано на нем.

 

Галдит народ,

В успех еще не веря,

Летают снимки

Стаей лебедей...

 

А черный глаз

Невиданного зверя

Без любопытства

Смотрит на людей.

 

Как далеки

Луга, пески и рощи,

 Как недоступна

Влага из ручья!..

 

И входит в клетку

Хмурый дрессировщик,

Упругий бич

По стружкам волоча.

 

Он любит мясо,

Пиво и науку,

Он любит бокс

И маленьких детей...

 

И хочет он,

Чтоб зверь пошел по кругу,

Слегка скрипя

Пружинами когтей .

 

Чтоб зверь кричал

По знаку режиссера

И умолкал –

По просьбе из толпы...

 

Чтоб весь накал

Звериного позора

Раздумьем морщил

Зрительские лбы...

 

Но этот зверь,

Таинственный, как полночь,

Молчком лежал

Во всю свою длину...

 

И дрессировщик

Злобой переполнясь,

Вспорол бичом

Тугую тишину.

 

Он бил и бил...

Желание мельчало:

«Хотя б поднять,

хотя бы разозлить!..»

 

Напрасно все.

Гипотеза молчала.

И вышел он и крикнул: «Пристрелить!»

 

Первый   сборник стихов Аркадия Кутилова «Провинциальная пристань» вышел в 1990 году. Это был удивительный человек. Яркий искрометный журналист. Талантливый художник. Оригинальный прозаик. И поэт.

 

Заря, заря, вершина декабря...

В лесах забыт, один у стога стыну.

Встает в тиши холодная заря,

Мороз, как бык, вылизывает спину.

 

Качнулась чутко веточка-стрела,

И на поляну вымахнул сохатый...

И, падая на землю из ствола,

Запела гильза маленьким набатом...

 

Заря не зря, и я не зря, и зверь!..

Не зря стволы пустеют в два оконца...

 

И, как прозренье в маленькую дверь,

Через глаза

               в меня

                               входило

                                               солнце!